Параноидная шизофрения

Параноидальная шизофрения: симптомы и признаки у женщин и мужчин

Параноидная шизофрения – самая распространенная разновидность данного психического заболевания. Эта патология обладает тяжелым и острым течением, имеет характерный набор симптомов. Тем не менее, при правильном подходе возможно излечение больного и возврат его к нормальной жизни.

Параноидальная шизофрения: что это такое?

Шизофрения – тяжелое хроническое психическое заболевание, характеризующееся множественными личностными нарушениями. В настоящее время выделяют несколько разновидностей шизофрении:

  • параноидная (параноидальная),
  • простая,
  • кататоническая,
  • гебефреническая,
  • недифференцированная.

Также существует несколько редких типов заболевания. Ему подвержены в одинаковой степени представители обоих полов.

Шизофрения: параноидная форма

С этой формой заболевания врачи сталкиваются чаще всего. Она характеризуется такими проявлениями, как бред, галлюцинации (визуальные и слуховые), нарушения речи, двигательные нарушения. Присутствует также ряд негативных симптомов, т.е. симптомов, малозаметных для окружающих (апатия, нарушения мышления, ослабление волевых качеств). Чаще всего болезнь развивается в возрасте 25-30 лет.

Особенности течения болезни

Параноидная шизофрения может протекать непрерывно, либо приступы болезни могут чередоваться с периодами ремиссии. В большинстве случае наблюдается постепенное прогрессирование болезни. Приступы становятся все продолжительнее и тяжелее. А в период ремиссии нередко возникает шизофреническая депрессия.

Причины

Шизофрения имеет наследственную, биологическую и психологическую природу. Существует предрасположенность к болезни, которая передается через гены матери. Также на развитие параноидной формы шизофрении значительное влияние оказывают условия, в которых развивается плод, перенесенные матерью инфекционные и аутоиммунные заболевания. Вносят свою лепту и негативные воздействия на психику ребенка. Это могут быть психологические потрясения, насилие, грубое обращение. И наконец, немаловажным фактором являются травмы головы, полученные в детстве.

Симптомы

К характерным для параноидной шизофрении симптомам относятся бред и галлюцинации. Бред – это комплекс заведомо неправильных суждений больного о мире, не поддающийся коррекции. Существует несколько разновидностей бредовых идей:

  • бред отношения;
  • бред преследования;
  • мания величия;
  • бред изобретательства, реформаторства;
  • бред влияния.

Например, бред преследования выражается в том, что человеку кажется, будто за ним следят инопланетяне, спецслужбы или просто соседи по лестничной клетке. При этом человека практически невозможно убедить в том, что его идеи не имеют ничего общего с реальностью.

Многие бредовые идеи возникают под влиянием галлюцинаторных голосов. Больному кажется, что голоса являются свидетельством потусторонних сил, влияющих на него, или же принадлежат людям, обсуждающим его. Иногда голоса могут отдавать больному какие-то приказания. Помимо слуховых, у больного могут проявляться также визуальные галлюцинации, которые делятся на:

  • простые,
  • предметные,
  • макроскопические,
  • икроскопические,
  • аутоскопические,
  • зооскопические.

Реже у больного наблюдаются осязательные или обонятельные галлюцинации.

При любом типе заболевания, в том числе, и при параноидном, также присутствует ряд негативных симптомов. К подобным признакам относятся:

  • апатия,
  • потеря интереса к жизни,
  • пренебрежение служебными обязанностями,
  • уплощение или извращение эмоциональных реакций,
  • снижение волевых качеств.

Иногда наблюдаются также:

  • нарушения речи, памяти,
  • снижение внимания;
  • кататонические симптомы.

Однако большинство этих признаков чаще проявляется на конечных стадиях заболевания.

Симптомы и признаки у женщин

Женщины в силу природных особенностей заболевают в относительно позднем возрасте (примерно в 30-35 лет). Еще один всплеск заболеваемости также наблюдается у женщин в 45 лет. А половина случаев манифестации болезни приходится на период после родов. Случаи заболевания у девочек подросткового возраста редки.

У женщин часто проявляются приступы бреда. Это могут быть бред воздействия или ревности. Но есть и свойственные только представительницам женского пола формы бреда. Например, больная может считать себя беременной, несмотря на то, что не имеет никаких интимных связей. Также у больной фабула бреда может быть связана с детьми и членами семьи.

Если шизофрения развилась у только что родившей женщины, то у нее наблюдается утрата материнского инстинкта, привязанности и любви к ребенку. Мать-шизофреничка может перестать ухаживать за ребенком, кормить его, а может даже проявить агрессию по отношению к новорожденному. Также наблюдается ряд негативных симптомов:

  • апатия,
  • потеря интереса к жизни и выполнению повседневных дел,
  • обеднение эмоциональных реакций.

Во время приступов болезни больная может совершить попытку суицида. Иногда в нее могут быть вовлечены и дети больной.

Однако прогноз у женщин в целом более благоприятный, чем у мужчин.

Симптомы и признаки у мужчин

Хотя мужчины болеют шизофренией с той же частотой, что и представительницы женского пола, при этом они оказываются в психиатрических стационарах чаще. Связано это с тем, что у мужчин чаще проявляется агрессивное поведение, а их бред принимает более вычурный характер. Кроме того, шизофреники мужского пола склонны проявлять различные активные действия в соответствии с фабулой бреда. У мужчин чаще проявляются такие виды бреда, как бред величия, реформаторства и изобретательства, которые быстро обращают на себя внимание окружающих. Шизофреники мужского пола также нередко бредят на тему ревности.

Часто для того, чтобы справиться с тревогой и депрессией, вызванных болезнью, больные прибегают к помощи алкоголя. Мужчины-параноидальные шизофреники чаще теряют работу из-за своего заболевания.

Диагностика

Поставить диагноз «параноидная шизофрения» может только врач-психиатр. Специалист должен собрать весь анамнез, изучить состояние больного. И только после этого выносится вердикт. Инструментальные и лабораторные исследования при постановке диагноза носят второстепенный характер. Необходимо исключить, сосудистую и алкогольную деменцию, энцефалопатию, выявить возможные соматические заболевания, которые способны влиять на состояние мозга.

Лечение параноидной шизофрении

Лечение представляет собой длительный и сложный процесс. При обострении течения заболевания требуется госпитализация. В прочие периоды достаточно амбулаторного лечения. Иногда может практиковаться промежуточный вариант – лечение в дневном стационаре.

В большинстве случаев терапия состоит из следующих этапов:

  1. прерывание психотического приступа,
  2. стабилизация состояния,
  3. социальная и трудовая реабилитация,
  4. профилактика рецидивов.

Врач назначает больному различные медикаменты. В первую очередь, это антипсихотики (нейролептики). При подборе препарата врачом учитываются следующие факторы:

  • наличие противопоказаний,
  • уровень риска, связанного с возникновением побочных эффектов;
  • лекарственное взаимодействие.

В ходе курса приема дозировка препарата может меняться в зависимости от состояния пациента.

Также при лечении могут использоваться:

  • антидепрессанты (при выраженной депрессии),
  • транквилизаторы (при возбуждении, тревоге, приступах страха),
  • ноотропы,
  • миорелаксанты.

Другой метод лечения – психотерапия (когнитивно-поведенческая, психоанализ, трудотерапия, арт-терапия). Психотерапия обычно не является альтернативой медикаментозной терапии, а только дополняет ее. Без психотерапии невозможно обойтись на этапе социализации пациента.

Врач в первую очередь, должен установить доверительный контакт с пациентом. В некоторых случаях доктор советует пациенту вести дневник. Записи в дневнике могут служить основой для совместного анализа и разработки методов исправления особенностей поведения, связанных с психическим заболеванием.

Формат психотерапии может быть индивидуальным групповым или семейным. Семейная психотерапия помогает близким больного научиться взаимодействию с ним. Поддержка со стороны близких для больного очень важна. В противном случае эффективность терапии будет сведена к нулю.

При поддерживающей терапии (профилактике рецидивов) также могут быть назначены антипсихотические препараты, однако их дозировки обычно ниже тех, которые применяются при терапии приступов болезни. Кроме того, в этот период важны периодические посещения больным участкового психиатра. Любую коррекцию поддерживающей медикаментозной терапии необходимо проводить с согласия лечащего врача.

Реже назначаются такие методы, как электросудорожная терапия, инсулинокоматозная терапия. Это потенциально небезопасные методы, поэтому для их применения необходимо письменное согласие больного или его близких.

Несмотря на яркие проявления этого типа болезни, прогноз при нем относительно благоприятен. После проведения курса терапии и при условии профилактики рецидивов больной обычно возвращается к нормальной жизни. Он может быть полноценным семьянином и выполнять посильную для него работу.

Вам могут помочь:

Параноидная шизофрения: симптомы и признаки, лечение, МКБ-10

Что это за болезнь?

Параноидная шизофрения — это психическое расстройство с характерными искажениями системы восприятия и мышления.

Главенствующей чертой этого заболевания является преобладание бреда и галлюцинаций в общей клинической картине.

Чаще всего болезнь начинает проявлять себя у людей в подростковом или зрелом возрасте (с 30-35 лет).

Параноидная форма заболевания достаточно распространена среди психических расстройств и выявляется у 70% больных шизофренией. Ее отличительной особенностью является позднее развитие, т.е. появление основных признаков на фоне имеющихся психических дисфункций, медленное прогрессирование и резистентность (устойчивость) к медикаментозному лечению.

Природа болезни до конца не изучена, ученые придерживаются как биохимической теории (возникновение расстройства из-за нарушений работы ЦНС), так и психологической (развитие патологии на фоне психических травм, неврозов, стрессов). Единого взгляда на происхождение болезни пока нет.

Течение болезни весьма разнообразное и сопровождается рядом специфических синдромов и признаков, главный из которых — это бред.

Он бывает:

  • парафренным (сложным и постоянным, сопровождающимся галлюцинациями), когда пациенты уверены в своей исключительной исторической важности или необыкновенных талантах и способностях;
  • параноидным (отрывочным и бессистемным), протекающим как страх перед преследованием или негативным воздействиям от окружающих людей.

Особые черты имеет и поведение больных — они агрессивны, возбуждены, напуганы, подозрительны и практически выключены из реальной жизни. Но, наряду с этим, общение с ними возможно, а многие пациенты хорошо справляются со своими профессиональными и семейными обязанностями.

Лечение болезни длительное, в основном прижизненное, а прогноз на выздоровление непредсказуем.

Код по МКБ-10

Психиатры относят шизофрению к психическим расстройствам с выраженными искажениями в восприятии, памяти и поведении пациентов.

При сохранении определенной ясности мышления, больные ведут себя неадекватно, их круг интересов постоянно сужается, а познавательные способности уменьшаются.

Параноидным шизофреникам кажется, что они слышат мысли высшего разума или других людей, могут передавать свои размышления окружающим на расстоянии, что их кто-то контролирует извне или наполняет их сознание злом, раздражительностью и пессимизмом.

Болезнь отличается непредсказуемостью в развитии, течении, лечении и проявляет многообразие симптоматики.

Психиатрии известны случаи, когда у людей, страдающих параноидной шизофренией история болезни ведется практически всю жизнь и расстройство постоянно прогрессирует или, напротив, у пациентов была зафиксирована всего одна вспышка болезни со стертой клинической картиной, без ее последующего рецидива.

Однако, в международной классификации болезней все типы параноидной шизофрении объединяют под одним шифром— F20.0. При этом врачи выделяют основные черты расстройства: бред и преобладание слуховых галлюцинаций, искажение в восприятии действительности.

Симптомы и признаки

Болезнь развивается постепенно, по нарастающей. В начальном периоде могут преобладать навязчивые и ритуальные действия, желание огородиться от общественной и профессиональной деятельности, резкое сужение круга общения и интересов, изменения в эмоциональном реагировании.

В дальнейшем проявления болезни зависят от формы этой патологии, их две:

  1. Бредовая. Возникновение фантастических или вымышленных идей различной направленности: ревности, негативного отношения к близким и окружающим, ощущения преследования или обворовывания, изобретательства, революционного реформаторства. Соответственно, этот бред изменяет поведение людей — ревнивые ищут соперников, преследуемые — врагов, изобретатели — пытаются получить признание своих талантов, а исторические лидеры — доступ к власти. Этот вид параноидальной шизофрении часто приобретает непрерывное течение, поэтому он очень трудно поддается терапии.
  2. Галлюциногенная. Протекает с эпизодическим возникновением бредовых расстройств, которые появляются и исчезают внезапно, словно озарение. В таких случаях параноидальная шизофрения, симптомы которой ограничиваются временным изменением картины окружающего и внутреннего мира у больных, носит легкий характер и лучше поддается лечению.

В разгар заболевания его признаками выступают:

  • наличие сверх идеи и изменение привычного поведения людей;
  • присоединение к реальным воспоминаниям вымышленных картин из прошлого;
  • уверенность пациентов в своей особой предназначенности, силе или чуткой интуиции и прозорливости;
  • присутствие бреда или галлюцинаций;
  • появление бессмысленных размышлений (отвлеченных монологов) при ответах на самые простые вопросы;
  • искажение эмоциональной сферы (развитие угрюмости, гнева, раздражительности, ненависти, озлобленности, равнодушия и т.п.).

Причины болезни

Механизм формирования расстройства до конца не изучен, считается, что в основе параноидной шизофрении лежат функциональные нарушения в работе головного мозга.

К факторам, провоцирующим это психическое расстройство относят:

  • наследственность;
  • интоксикации организма при вирусных, бактериальных инфекциях и при отравлениях химическими веществами или радиацией;
  • гормональные дисфункции и эндокринные болезни;
  • психические травмы, стрессы, потрясения;
  • злоупотребление психотропными лекарствами, наркотиками, алкоголем.

У женщин

Исследования показывают, что слабый пол заболевает параноидальной шизофренией реже сильного.

Однако, протекает это расстройство у них сложнее. Видимо, эмоциональность женщин играет в развитии болезни немалую роль, поэтому у них ярче выражены отклонения в поведении и социальной жизни. При прогрессировании шизофрении личность женщины в итоге практически разрушается.

Предположительно, заболевание начинает развиваться у дам в юном возрасте, т.е. на фоне полового созревания и колебаний эмоционального фона происходит сбой в работе коры больших полушарий. У пожилых женщин очень редко диагностируется подобная патология, в основном при сопутствующих тяжелых соматических болезнях.

По изменениям поведения и эмоционального реагирования заметить шизофрению у женщин легче, чем у мужчин. Они становятся крайне напряжены, тревожны, неуравновешенны, активно рассказывают о своих идеях-фикс и выдуманных прошлых заслугах, не стесняются выражать негативное отношение и «выплескивать» накопившийся негатив.

У мужчин

В силу сдержанности, развитие болезни у сильного пола можно долго не замечать, списывая изменения в поведении на усталость или природную мужскую скрытность, хотя заболевание может начать прогрессировать еще с подростковых лет.

Психиатрами фиксируется большая частота проявлений параноидальной шизофрении у мужчины, чем у женщины. Но зато у них, болезнь чаще неуклонно прогрессирует и хуже поддается лечению.

У представителей сильного пола фабула болезни может сильно отличатся от женской, среди них чаще встречаются «исторические личности», «политические реформаторы», «полководцы» и «императоры», «гении» и «великие изобретатели».

Мужчины глубже погружаются в заболевание и их личность со временем размывается. Однако, они дольше сохраняют профессиональную пригодность и свой социальный статус.

Лечение

Терапия болезни осуществляется с помощью приема специальных препаратов, благотворно воздействующих на функции мозга и снимающих острую симптоматику шизофрении (антипсихотиков, успокоительных, снотворных, антидепрессантов).

Основой в терапии болезни являются нейролептики (Галоперидол, Солиан, Рисполепт и аналоги), эти средства при курсовом их приеме способны замедлить личностную деформацию у больных.

Таким образом, лечение параноидной шизофрении проводится в два этапа, с целью стабилизировать состояние пациентов, а затем поддерживать его на должном уровне.

Из-за того, что терапия осуществляется на постоянной основе психиатры практикуют смену таблетированных форм нейролептиков на инъекционные и наоборот.

Дополнительными методами лечения выступают психотерапевтические техники, гипноз, релаксационные занятия.

Параноидальная шизофрения – это подвид психиатрической патологии, относящийся к шизофреническому спектру. Данное расстройство — самое распространённое среди подвидов шизофрении и наиболее часто диагностируемое, особенно в странах пост СНГ.

Параноидальная шизофрения имеет одноименную параноидальную симптоматику, несущую опасность для окружения и для самого индивидуума, поэтому необходимо придавать значение поведению человека и учитывать влияние шизофренических симптомокомплексов на поведенческие аспекты.

Стадии болезни могут развиваться зависимо от развития бредового состояния. Важно купировать эти состояния в психиатрическом стационаре, учитывая тяжесть развития.

Причины и предрасполагающие факторы

Диагноз параноидальная шизофрения имеет общие первопричины независимо от подвида. Огромное количество этиологических данных способны лишь частично объяснить патологию, причём каждое со своей стороны. Наличие такого количества расхождений говорит о неизученности этой сложной патологии.

Дофаминовая гипотеза наиболее распространённая, на ней базируется и лечение пациентов. Она разъясняет, что индивидуум имеет гиперстимуляцию дофаминовых рецепторов в мезолимбических частях мозга и гипостимуляцию в мезокортикальных частях. В последние несколько лет к гипотезе о дофамине добавилась глутаматная гипотеза, которая рассматривает в первопричинах нарушение НМДА рецепторов. Все эти теории под собой имеют генетическую основу, которая и становится первопричиной развития данного подвида шизофрении. Эта патология несомненно имеет в своём составе нарушения генетического аппарата, которые и сказываются на работе мозговой системы.

Ранее считалось, что шизофрения не является патологией с наличием органической подоплеки в своем первоосновании, но с возможностью современной нейровизуализации появилась возможность это исследовать и всё же выявить некоторые изменения. Было подтверждено уменьшение лобных долей, а также усиление роста глии на фоне уменьшения корковых нейронов, амигдалы и гиппокампа.

Психологические теории шизофрении имеют под собой также достаточно обоснованные данные, плюс годы продуктивной помощи пациентам при психоанализе и других методах. Психоаналитическая теория рассматривает шизофрению, как мощный внутренний интрапсихический конфликт. Это является нарушением взаимодействия всех структур психики с Эго, что нарушает их нормальное функционирование. Многие считают, что шизофренические переживания являются выражением внутренней реальности пациента. Теория двойной связи говорит о неспособности индивидуума с шизофренией адекватно интерпретировать сигналы, направленные на психику извне.

Теория обучения и семейные теории говорят о том, что наличие раздвоенности у индивидуумов с параноидальной шизофренией заложено родителями, которые нередко имели не менее серьезное расстройство. Также на развитие этого недуга нередко влияет излишняя близость родителя противоположного пола к ребенку или явное неадекватное доминирование одного из родителей.

Социальные теории говорят, что наибольшая роль в развитии параноидальной шизофрении отведена урбанизации. Пресыщенность стрессами современного общества приводит к серьезным большим стрессам, именно они и становятся провокаторами болезни.

Все эти первопричины имеет смысл интегрировать в некую одну сборную теорию, в которой можно выявить несколько составляющих. Наиболее решающим в этом является дефект рецепторов мозга. В целом это объясняет модель носос и патос, то есть сочетания болезненного процесса и патологического состояния. Есть также модель, объединяющая социальный статус, психопатологическое состояние и поражение мозга. Имеются отдельно обработанные данные об особых нарушениях биохимических реакций в организме шизофреника.

Симптомы параноидальной шизофрении

Многие патологии меняют восприятие индивидуума и влияют на его бытие, но параноидальная шизофрения в психиатрическом мире является королевой изменений. Она меняет мир человека всецело, затрагивая все сферы жизненной активности. Влияние её оставляет след и меняет мировосприятие, нарушая анализ и синтез информации. Каждая система изменяется из-за какого-то отдельного аспекта симптоматики. Внешние и внутренние принцессы нарушаются из-за галлюцинирования, а анализ и синтез информации из-за формирования бредовой системы. Постепенно внешний мир видоизменяется и перекручивается в голове шизофреника и уже на этот видоизмененный мир ложится новая система убеждений и поведения. Диагноз параноидальная шизофрения не оставляет нетронутым не один мозговой закоулок, влияя на жизнь пациента больше любой другой хвори.

Стадии параноидальной шизофрении имеют свою этапность. Это важно, поскольку вся симптоматика группируется постадийно и её выявление позволяет определить длительность процесса. Перед стадиями самой патологии имеется продромальный этап, в который часто еще нельзя выявить психиатрическую симптоматику. Наиболее распространённые продрома параноидальной шизофрении: общая слабость, лихорадка — редко причисляются к началу развития шизофрении. Выраженная у таких пациентов слабость и утомляемость, а также снижение трудовой активности не связано с объективными причинами и возникает на казалось бы ровном месте.

Также выделяют пять типов психических реакций, которые могут возникать, как первичные симптомы данного типа шизофрении. К ним относят нелепые поступки, эпизодические галлюцинации и автоматизмы, короткие бредовые идеи. Аффективные расстройства менее свойственные, но также могут стать первопроявлением. Дереализация и деперсонализация также первичное проявление. Значительное место в первых симптомах шизофрении занимают расстройства сна, они очень характерны для параноидальной шизофрении, обычно это очень истощающая бессонница.

Стадии параноидальной шизофрении формируются постепенно. На первом этапе возникает лишь бредовое настроение. При этом мир воспринимается загадочным и переполненным злобными намеками. Пациент не понимает, что происходит и погружен в свои вычурные фантазийные переживание, настроение и поведение становится подозрительным. После этого уже появляется бредовая интерпретация, которая может затрагивать множество идей, но еще не сложилась в четкую структуру.

Далее стадии продолжают формироваться с развитием первичного бреда, который обычно имеет одну тему и направлен на страх преследования. Позже уже бред становится интерпретативным и имеет в своем составе интерпретации на те галлюцинации, которые испытывает больной. При этом бред полностью зависит от переживаний пациента и имеет большое количество ответвлений, зависимо от переживаний индивидуума. Далее появляется бред величия, который является предвестником распада психики пациента с данным расстройством, а после этого формируется специфическое недоумство с распадом бредовой системы.

Признаки у женщин и у мужчин

Нельзя выделить какие-то слишком существенные расхождениях для параноидальной шизофрении у разных полов и это связано с подобностью патоморфоза. Данный диагноз одинаково поражает человека, независимо от пола. Но риск для развития параноидальной шизофрении у мужчин всё же несколько выше, ссылаясь на статистические данные. И мужчины более деструктивны при такой патологии.

Возрастные различия весьма существенны при формировании шизофрении у разных полов, у женщин патология начинается на несколько лет позже (в среднем), нежели у мужчин. Второй пик заболеваемости параноидальной шизофренией у женщин нередко совпадает с климаксом. Но все возрастные различия нивелируются при высокой наследственной отягощенности.

Главную роль в гендерных различиях играет эстроген, влияние которого является решающим для формирования тяжелой симптоматики. Именно поэтому у женщин и есть некая более легкая корреляция течения параноидальной шизофрении. Именно в связи с корреляцией с эстрогеном заболеваемость у женщин выше после эстрогенного падения, совпадающего с родами, в момент упадка эстрогена и в менопаузе. Имеются данные, что при введении эстрогенов снималась шизофреническая симптоматика, а в ряде случаев вообще наступала ремиссия.

В преморбиде развития параноидальной шизофрении также есть некоторое различие между полами. Девушки в преморбиде более замкнутые, чем их ровесницы, а парни чаще берут участие в агрессивном отыгрывании. Также у юношей с шизофренией более выражена социальная отчужденность и неупорядоченность в отношениях. В детском возрасте это заболевание поражает мальчиков в 3 раза чаще, нежели девочек.

Психологически также имеются некие различия между полами. В частности, феномен смешения психических ролей характерен для шизофрении, при этом женщины становятся более властными, а мужчины более мягкими, по сравнению со здоровыми индивидуумами.

У женщин с параноидальной шизофренией чаще можно обнаружить аффективную симптоматику. Наиболее выражены депрессивность, экспрессивность, несдержанность и раздражительность. У мужчин более выражена негативная симптоматика, то есть апатичность, бездеятельность, аутичность, замкнутость. У женщин чаще выражены слуховые галлюцинации, характерны им паранойя, а также мания преследования, а у мужчин идеи величия. У женщин патология гормонозависима и обостряется при снижении эстрогена.

Среди женщин реже встречается сопутствующая алко- и наркозависимость при параноидальной шизофрении, но в 1,5 раза больше самоповреждающего и суицидального поведения. Мужчин чаще при параноидальной шизофрении купируют стационарно и длительность их пребывания больше. У мужчин менее благоприятное течения. Женщины, у которых наблюдается приступообразное течение имеют прогноз более благоприятный, у женщин меньшая инвалидность, смертность от этой патологии. И в социальном плане они более адекватно способны взаимодействовать и обеспечивать себя.

Лечение этого недуга претерпело множество фаз прежде чем дошло до известного нам состояния. В современной эре множества разнообразных нейролептиков появилась возможность избрать наиболее оптимальный и эффективный вариант купирования, чтобы помочь больному достичь нужного терапевтического эффекта.

Изначально лечение было направлено на купирование продукции, то есть снятие галлюцинаций и коррекцию бреда, но со временем стало очевидно, что негативная дефицитарная симптоматика вредит больному в большой мере. Именно поэтому современное комплексное лечение параноидальной шизофрении направлено не точечно на продуктивную психопатосимптоматику, но и на дефицитарную симптоматику.

Ранее преимущественное лечение было отдано типичным нейролептикам, среди них Трифтазин, Труксал, Тизерцин, Галоперидол, Аминазин. Но во время эры атипичных антипсихотиков эти препараты сдали свои позиции, в связи с проигрышем в количестве побочных негативных воздействий и достаточно ограниченной интенсивности. Но нельзя исключить их полностью, учитывая их хорошее терапевтическое влияние. Необходимость выбирать препарат зависимо от стоимости также может повлиять на выбор препаратов этого ряда, поскольку цена гораздо ниже.

Терапия параноидальной шизофрении базируется на разном влиянии антипсихотиков, среди которых общее антипсихотическое, седативное, избирательное антипсихотическое действие, влияющие на отдельные психопатосимптомы. У атипичных нейролептиков есть растормаживающее действие, в целом эффект зависит от блокировки Д2 дофаминовых рецепторов.

Купирование болезни зависит также от этапа, на котором она выявлена. При выявлении в доманифестном периоде, то есть до появления явных острых симптомов параноидности и шизофрении, используется адекватное антипсихотическое лечение. Эффективность его может быть максимально высокой в силу того, что пациент ещё не имеет дефицитарной симптоматики, а также не начался процесс разрушения серого вещества или он на минимальном начальном этапе. Оптимально применить терапевтические дозировки атипичных нейролептиков: Палипиродон, Рисперидон, Солерон, Солиан, Рисполепт.

При первом психотическом эпизоде, то есть явной манифестации болезни, лечение уже только стационарное. Обычно на этом этапе пациент уже агрессивен и опасен для окружения, поэтому имеет смысл применить нейролептические средства с седативным эффектом. Но не зависимо от этапа и от симптоматики важно, чтобы с лечением такого серьезного психотического недуга, как параноидальная шизофрения определялся психиатр, поскольку раннее и меткое назначение антипсихотиков может сильно улучшить качество жизни шизофреника.

Нередко на стационарном этапе лечение проводят внутривенно и тогда можно применять средства, которые потенцируют действие нейролептиков. К ним относят Димедрол и разнообразные транквилизаторы. После активного лечения обязательно подбирается один или несколько нейролептиков, при приеме которых у пациента наблюдается относительно стабильное состояние, поэтому они назначаются на длительное время. Отдельно хочется отметить, что данная патология требует пожизненного приема нейролептических средств.

Прогноз и профилактика

Прогноз заболевания зависит от правильности подбора терапии и от комплаенса самого пациента, его желания проходить терапию. Отличной профилактикой этой патологии является верное воспитание ребенка и его поддержка. Также в плане профилактики, как и улучшения прогноза имеется достаточно действенный метод – психотерапия, которая влияет на самосознание пациента, способствуя улучшению его самочувствия и желанию поддерживать свое ментальное состояние.

В целом прогноз этой патологии в плане полного выздоровления неблагоприятен, при верном диагностировании параноидальной шизофрении шансы стать полностью психически здоровым стремятся к нулю. Но это не повод отчаиваться, поскольку при верном комплексном лечении сохраняется возможность нормальной, относительно здоровой и счастливой жизни.

Обычно в плане трудоспособности прогноз для параноидальной шизофрении также не благоприятен, т.к. большинство пациентов с этим заболеванием инвалидизируются. Тяжесть инвалидности является весьма высокой. Это требует выплат от государства и больших ментальных и материальных затрат семьи такого пациента, что является весьма истощающим фактором в социальном плане. Нередко такой человек менее состоятельный в семейном аспекте.

Профилактикой болезни или ее обострений при наличии патологии является трудотерапия. На территории псих. диспансеров имеются трудовые мастерские, которые могут задействовать таких пациентов. Для облегчения жизни таким больным предлагаются курсы арт-терапии.

Прогноз может ухудшаться при наличии факторов суицидального риска.

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии данного заболевания обязательно проконсультируйтесь с врачом!

В период становления нозологической психиатрии E. Kraepelin (1912) выделил паранойю в качестве самостоятельного заболевания. Однако в последующем его концепция подверглась критике со стороны авторов, придерживающихся различных, нередко прямо противоположных взглядов на генез паранойяльных психозов. При этом в рамках крепелиновской паранойи было выделено по крайней мере три различных расстройства: паранойяльный психоз как проявление шизофрении , паранойя как самостоятельное заболевание , паранойяльное развитие как следствие неблагоприятных психогенных воздействий . В настоящей главе будут рассмотрены паранойяльные состояния эндогенной природы (паранойяльная шизофрения), а также проблема паранойи как самостоятельного заболевания.

Паранойяльная шизофрения представляет собой бредовой психоз с медленно расширяющимся интерпретативным бредом. Заболевание развивается, как правило, у лиц, прежде отличавшихся активностью, настойчивостью, высокомерием, обостренной нетерпимостью к несправедливости. У них отчетливо выступают и такие черты личности, как самонадеянность, скрытность, требовательность и недоверчивость к окружающим, прагматизм, склонность к морализаторству .

Клинические проявления паранойяльных психозов неоднородны, что, может быть, связано, с одной стороны, со степенью прогредиентности шизофренического процесса, а с другой — с влиянием конституционально-генетических факторов. Соответственно выделяется два варианта паранойяльной шизофрении: хронический бредовой психоз и хронический паранойяльный психоз с явлениями сверхценного бреда.

Хронический бредовой психоз. Это заболевание чаще всего развивается в возрастном интервале от 25 до 40 лет и имеет в большинстве случаев четко очерченное начало. При таком остром дебюте бредовые идеи возникают по типу «озарения» или внезапных мыслей с быстрой фиксацией, последующей разработкой и систематизацией бреда. Иногда исходным пунктом, «первым толчком» (по E. Kraepelin) формирования бреда являются ложные воспоминания. Реальные впечатления прошлого воспроизводятся теперь в ином, искаженном виде, быстро приобретая характер аффективно окрашенного доминирующего представления, а затем и все признаки бреда. При более медленном развитии психоза клиническая картина его начальных этапов определяется сверхценным бредом или с самого начала на первый план выступают идеи преследования. Независимо от различий психопатологических проявлений в первые годы заболевания через 5—10 лет клиническая картина в большинстве случаев определяется систематизированным паранойяльным бредом с идеями преследования.

В дальнейшем происходит постепенное видоизменение бреда — утрачивается обыденность его содержания, начинают преобладать идеи отравления и физического уничтожения . Теперь уже «враги», намереваясь расправиться с больным, «подстерегают» его при выходе из дому и в безлюдных местах, «следят» за ним на улицах, «подсыпают» яд, «распыляют» бациллы особо опасных инфекций, радиоактивные вещества; наконец, пытаются «подстроить» несчастный случай, автомобильную катастрофу. Параноид становится все более отвлеченным, неправдоподобным, нелепым — «bizarre delusions» . При этом характерны подмеченные еще V. Magnan (1897) тенденции развития бреда: «миграция — защита — атака» («преследуемые преследователи»). Бредовая система, оставаясь в пределах паранойяльного бреда, постепенно расширяется путем вовлечения все большего числа лиц либо бредовых идей, имеющих другое направление.

В то время как у одних пациентов процесс усложнения и расширения бреда продолжается вплоть до поздних этапов заболевания, у других, по наблюдениям J. Serieux и P. Capgras (1909), E. Kraepelin (191:5), E. Krueger (1915, 1917), G. Genii-Perrin (1926) и материалам длительного катамнестического исследования , с середины второго — начала третьего десятилетия с момента возникновения психоза намечается тенденция к ослаблению проявлений болезни.

Дальнейшее развитие бредовой системы приостанавливается, прекращается образование новых бредовых представлений. Содержание бредовых идей стереотипизируется, уменьшается их аффективная «заряженность». Наряду с этим снижается и бредовая активность: реже возникают попытки борьбы с «преследователями», снижается «накал» требований и притязаний. Полной редукции бреда при этом варианте паранойяльный психозов обычно не наблюдается. Может произойти лишь «инкапсуляция» («осумкование») бреда . Для уточнения психопатологической характеристики наблюдающегося в этих случаях видоизменения бредовых расстройств используются также такие определения, как «отгораживание» бредовых переживаний на периферии сознания , «двойная бухгалтерия» . Больные становятся терпимее, не осуждают «противников», спокойно, без страха воспринимают своих прежних «врагов»; говорят, что теперь «смирились с преследованиями», научились относиться к ним «философски» и благодаря этому наконец получили возможность заняться своими делами.

Хронический паранойяльный психоз с явлениями сверхценного бреда. Начало заболевания чаще всего относится к пубертатному или юношескому возрасту. Иногда в связи с медленным развитием болезни, проявляющейся на первых этапах заострением, утрированием преморбидных характерологических особенностей, точно установить время дебюта патологического процесса не удается. Как это подчеркивалось В. Ballet (1880—1883)1 и A. Paris (1909), в таких случаях ретроспективно трудно даже наметить границу между аномальным складом личности и началом болезни.

Наряду с медленно нарастающими психопатоподобными изменениями (чрезмерная прямолинейность, нетерпимость, конфликтность, грубость, неуживчивость, экстравагантность) обнаруживаются признаки параноической одержимости, проявляющейся в тенденции к формированию сверхценных образований. Так, свойственная со школьных лет приверженность к технике выступает теперь как непреодолимая тяга к конструированию, всепоглощающее увлечение теми или иными техническими проблемами. Манифестация бредовых нарушений происходит значительно позднее — в возрасте после 30 лет.

Сверхценные образования постепенно, без резких переходов приобретают характер сверхценного бреда , которым и определяется состояние на протяжении последующих 10—25 лет. К особенностям психопатологических проявлений в этот период относятся ограниченность содержания бредовых концепций рамками мономании (идеи ревности, изобретательства, религиозный, ипохондрический бред, сутяжничество и др.), аффективная «заряженность» и кататимная окраска бреда, а также «мотивированность», «понятность», «психологическая выводимость» патологических представлений. Содержание бредовых идей не носит явственно абсурдного характера, даже при появлении идей преследования последние отличаются «малым размахом».

Динамика болезненных расстройств по сравнению с описанным бредовым психозом, наблюдаемая в этих случаях, менее значительна. Видоизменение клинической картины проявляется в расширении и некоторой систематизации бреда. Конкретно это выражается у одних больных развитием вслед за дисморфофобией и сенситивным бредом отношения более стойкого ипохондрического бреда, а у других — после длительных и безуспешных попыток лечения какого-либо мнимого заболевания у врачей разрабатываются новые методы самолечения или собственная система закаливания и самосовершенствования. В случаях с любовным бредом, сутяжничеством, реформаторством и изобретательством расширение бреда проявляется в присоединении на 5—15-м году заболевания идей величия, планов новых грандиозных открытий и свершений. Затем наблюдается переход от сверхценных идей к идеям преследования. Последние отличаются конкретностью содержания (бред обыденных отношений, ущерба). Чаще всего бредовые идеи исчерпываются угрозой общественному положению пациента . Это могут быть всевозможные «притеснения», которые он замечает в области своей профессиональной или общественной деятельности (плагиат, порочащие слухи, попытки скомпрометировать с целью лишения места).

Период «затухания» бреда , продолжающийся в этих случаях от 3 до 10 лет, в общих чертах сопоставим с периодом его «инкапсуляции», завершающим развитие бредового психоза. В отличие от последнего редукция бреда на этом этапе не останавливается, может углубляться и завершиться формированием стойких резидуальных состояний.

Клинически период обратного развития бреда характеризуется сокращением «масштабов» бредовых построений и интерпретаций, уменьшением аффективной насыщенности бреда, активности в разработке «теорий» и реализации бредовых притязаний. При этом еще длительное время сохраняется бредовая готовность. В периоды кратковременных экзацербаций заболевания она проявляется тенденцией к бредовой интерпретации окружающего. Необходимо подчеркнул», что при возникновении таких интерпретаций всегда актуализируется связь с бредовыми концепциями предшествующего психоза.

Резидуальные состояния завершают развитие паранойяльных психозов далеко не во всех случаях. Так, судя по катамнестическим данным, residua паранойяльных психозов этого типа неоднородны и могут быть разделены на 2 группы. Клиническая картина первой из них определяется резидуальным бредом. В эту группу включаются пациенты, «оттеснившие» (но без всякой коррекции) бредовые построения в далекое прошлое. M. Dide, P. Guiraud (1922) и J. Vie (1939) называли их «отставниками» бреда. Бредовое толкование пережитых во время болезни событий при правильном отношении к настоящему может сохраняться в течение 10 лет и более.

Резидуальные состояния второй группы определяются сверхценными образованиями, содержащими тот же кататимно заряженный комплекс, что и предшествующие бредовые идеи (бред изобретательства, ревности, ипохондрический бред, сенситивный бред отношения). Как было отмечено еще F. Mauz (1929) и K. Kolle (1931), сверхценная идея, оформившаяся в процессе обратного развития бреда, может в значительной мере определять кругозор личности и становиться «руководящей линией во всей последующей жизни». E. Kretschmer (1974) указывал на возможность замещения бреда, редуцирующегося по мере угасания эндогенного процесса, литературной деятельностью, содержащей видоизмененные элементы прежних бредовых построений (мистицизм, пророчества и т. п.).

Паранойя относится к тем формам психических расстройств, диагностическая оценка которых до настоящего времени является «яблоком раздора» современной нозологии. При этом не вызывает сомнений следующий факт: в отличие от эндогенных паранойяльных психозов бредовые состояния, относимые к паранойе (в узком, соответствующем современной систематике понимании этого термина), учитывая отсутствие генерализации бредовых расстройств и углубления сформировавшихся еще до манифестации бреда патохарактерологических проявлений, а также сохраняющийся достаточно высокий уровень социальной адаптации не могут рассматриваться в рамках прогредиентной шизофрении. В то же время возникновение психозов, относимых к паранойе, нельзя квалифицировать и как этап развития психопатии. Отвергнуть последнее предположение позволяет не только аутохтонный характер манифестации психопатологических проявлений, но и наличие стойкой, многолетней паранойяльной системы.

В МКБ-10 паранойя включена в рубрику «Бредовое расстройство» (F22.0). Психозы рассматриваемого типа встречаются достаточно редко . По данным Г. И. Каштана и Б. Дж. Сэдока (1994), распространенность бредовых расстройств составляет 0,03 %. Необходимо подчеркнуть, что представления о распространенности паранойи в узком понимании этого термина до сих пор основываются главным образом на показателях, относящихся к выборкам госпитализированных больных. Как подчеркивает В. Иванов (1988), вне стен больницы паранойя встречается чаще, но многие случаи остаются не диагностированными. Показатели, отражающие частоту паранойи, варьируют в зависимости от диагностических критериев, используемых теми или иными авторами. Но даже психиатры, рассматривающие паранойю в довольно широких рамках, — E. Kraepelin и J. Lange — устанавливают ее распространенность в пределах I % от общего числа больных, находящихся в психиатрическом стационаре.

Некоторые авторы, склонные рассматривать паранойю (имея в виду самостоятельную нозологическую единицу) как раритет, относят, вероятно, большую часть паранойяльных состояний этого типа к бредовым психозам, развивающимся в рамках шизофрении или психогений. Так, K. Eiseth (1915) среди 3520 пациентов, поступивших в психиатрический стационар на протяжении 11 лет, обнаружил лишь 1 случай паранойи (0,03 %). По данным B. Achte (1960), на 100 000 первично госпитализированных психически больных приходятся лишь 16 пациентов с диагнозом «паранойя» (0,02 %). По-видимому, ближе всего к истине находятся данные, отражающие соотношение 1—2 случая паранойи на 1000 госпитализированных больных. По мнению T. Brodsholl, B. Strotska (1957), паранойя встречается у 0,4 % больных, поступивших в психиатрический стационар (55 случаев паранойи на 13 319 госпитализированных). К. Ко11е (1957) среди 30 000 пациентов Мюнхенской психиатрической клиники обнаружил 19 параноиков (0,1 %). Такие же цифры приводит G. Winokur (1978). Среди 21 000 пациентов, лечившихся в психиатрической клинике штата Айова, диагноз паранойи был установлен, по его данным, у 29 больных.

Исследование, позволившее проследить динамику паранойяльных состояний (от 22 до 37 лет), включая исходы , подтвердило существование психозов со стойкой, десятилетиями сохраняющейся в неизменном виде бредовой системой, не приводящей к формированию шизофренического дефекта. Выраженные психопатические проявления наблюдаются у больных рассматриваемой группы с юношеских лет. Уже в школьные годы обнаруживаются странности в поведении, замкнутость, эмоциональная холодность. В последующей жизни это люди с «тяжелым» характером, чудаковатые, деспотичные, придирчивые, раздражительные, обстоятельные и до мелочности аккуратные. Свойственная им жестокость нередко сочетается с садистическими тенденциями. О себе они самого высокого мнения, всегда подчеркивают свою деловитость, работают всегда помногу, не могут сидеть без дела, помимо работы и дома, нигде не бывают, гостей не любят, живут одиноко. Начало заболевания чаще всего относится к возрасту 22—32 лет. Период инициальных расстройств выражается в тенденции к формированию сверхценных идей. Картина паранойи во всех ее конкретных клинических вариантах очень разнообразна и зависит от преобладающих сверхценных образований (паранойя ревности, любви, изобретательства, реформаторства, ипохондрическая паранойя — нозомания и др.). Среди часто встречающихся типов параноиков — патологические ревнивцы (среди этого контингента преобладают мужчины). У таких больных появляется недовольство тем, что супруга слишком оживлена в компании, кокетничает с молодыми людьми, «подчеркнуто развязно» танцует; они отмечают, что и на улице она как-то «умышленно» привлекает своим поведением мужчин, «краснеет при встрече с ними», поведение жены дома также вызывает подозрения: кажется, что она стала неоткровенной, невнимательной, холодной в интимной жизни. Через 2—4 года происходит кристаллизация бреда, неопределенные подозрения о неверности супруги переходят в полную убежденность в ее изменах. У всех больных формируется сложный по структуре, систематизированный и «логически переработанный» бред типа «мономании». Возникает сопровождаемая признаками бредового поведения уверенность в связи жены с определенным лицом или несколькими лицами (соседями, сотрудниками, начальником, родственниками). При этом больные обнаруживают все новые и новые признаки неверности: отмечают, что жена слишком тщательно одевается, собираясь на работу, и делают вывод, что предосудительные встречи происходят на службе; в ванной комнате изменилось расположение туалетных принадлежностей, — по-видимому, жена пользовалась ими после встречи с любовником; уменьшилось количество вина в графине — кого-то угощала и т. д. Семейные ссоры становятся обыденным явлением. Поводами могут послужить незначительное опоздание с работы, «подозрительное» пятно на платье, визит родственников и т. д. Пациенты запрещают женам куда-либо ходить или разговаривать с посторонними, требуют, чтобы они изменили место работы или оставили ее вовсе. В целях проверки и подтверждения своих подозрений проверяют сумки, карманы, белье. Одни являются к предполагаемым любовникам для «выяснения отношений», другие отправляются тайно проверять, с кем встречается жена после работы. Приходя во внеурочное время домой, прячутся на лестнице, в шкафу. Не обнаружив соперника, относят это за счет изощренной конспирации и с еще большей настойчивостью требуют признания в изменах. В связи с такими подозрениями избивают жен, угрожают расправой.

Приблизительно 50 % патологических ревнивцев проявляют агрессию к супруге или высказывают угрозы по отношению к предполагаемым соперникам. Именно в этом периоде бредовое поведение больных и связанные с ним акты агрессии служат основанием для госпитализации в психиатрический стационар. Несмотря на пребывание в больнице и соответствующее лечение, состояние пациентов лишь ненадолго смягчается, а в более продолжительной временной перспективе практически не меняется. Бредовые расстройства в большинстве случаев остаются неизменными на протяжении 4—14 лет.

Следует отметить, что бредовые переживания не отражаются заметным образом на работоспособности больных, а также на их взаимоотношениях с людьми, не вовлеченными в круг болезненных концепций. У пациентов нередко сохраняются дружеские контакты с сотрудниками и знакомыми, прежние производственные интересы. На службе они, как и прежде, остаются добросовестными и старательными.

В сопоставлении с больными прогредиентной шизофренией, параноики обладают большими возможностями «интеграции в жизни», они редко госпитализируются и способны даже при сохраняющейся бредовой симптоматике функционировать в обществе. Исключение могут составлять эротоманы с бредом, сопровождающимся любовными притязаниями, а также параноики с выраженными сутяжными тенденциями.

Взгляды на исход паранойи за последние десятилетия существенно изменились. На протяжении развития учения о паранойе многие авторы вслед за E. Kraepelin отстаивали представление о хроническом течении заболевания, предполагающем незыблемость сохраняющейся до самой смерти бредовой системы. «Несокрушимая» убежденность в реальности бреда являлась для них одним из главных критериев паранойи. При этом возможность снижения активности бреда и его стереотипизации допускалась лишь в позднем возрасте . Однако ряд исследований (часть из них подтверждена катамнестическими данными) свидетельствует о возможности остановки бредового процесса, прекращения, хотя бы и без достаточной коррекции (резидуальный бред, резидуальные состояния со сверхценными образованиями) , дальнейшего развития бредовых концепций и в случаях паранойи.

Приведенные клинические данные могут служить отправным пунктом не прекращающейся до сих пор дискуссии о нозологической квалификации психозов, объединяемых понятием «паранойя». Сложность проблемы заключается в том, позволяет ли своеобразие наблюдений, рассматриваемых в рамках паранойи, выделить эту форму в качестве хотя и редкого, но самостоятельного заболевания, или следует ее относить к атипичным вариантам уже известных психозов. Клинической реальности в большей мере соответствует последнее предположение: паранойя — краевая по отношению к прогредиентным паранойяльным психозам группа без признаков поступательного развития. Нельзя исключить, что часть диагностически спорных случаев может быть отнесена к так называемой постшизофренической паранойе . При этом имеются в виду сформировавшиеся после перенесенного приступа в рамках резидуальной шизофрении стойкие паранойяльные состояния, причисляемые некоторыми авторами к постпроцессуальным развитиям .

Однако при обсуждении нозологического положения паранойи нельзя не принимать во внимание особое место бредовых состояний этого типа, тяготеющих к расстройствам не столько шизофренического, сколько параноидного спектра . Об этом в первую очередь свидетельствуют результаты изучения преморбидного склада больных и данные клинико-генетических исследований.

Влияние параноического предрасположения на формирование паранойи отмечается многими авторами. Еще E. Kraepelin (1912) подчеркивал, что «связь бреда с личностью при паранойе значительно теснее, чем при шизофрении и некоторых других психических заболеваниях». По образному выражению H. Krueger (1917), «параноиками рождаются». По мнению G. Winokur и P. Crowe (1975), больной как бы «вырастает» из паранойяльной личности. Отмечено, что носителем такого аномального склада являются не только сам больной, но и его ближайшие родственники . Установлено, что основной эффект отягощения психозами среди родственников первого родства пробандов, страдающих паранойей, реализуется преимущественно в виде бредовых расстройств. Доля родственников, пораженных этой патологией, достоверно превосходит частоту бредовых психозов в семьях при небредовых формах шизофрении .

С учетом всей совокупности приведенных данных становится очевидным, что интерпретация рассматриваемой группы диагностически спорных случаев как краевых вариантов шизофрении (латентная, резидуальная) является одной из наиболее обоснованных , но не единственной среди выдвигаемых в настоящее время гипотез. Среди конкурирующих представлений следует указать на упоминавшуюся концепцию нозологической самостоятельности паранойи. Учитывая редкость обсуждаемых случаев, причисляемых к клинической казуистике, и затруднения, возникающие при их клинической интерпретации, в настоящее время представляются еще преждевременными как ликвидация проблемы паранойи, так и окончательное ее разрешение.

Параноидная форма шизофрении — это эндогенный органический психоз, выраженное расстройство психического состояния. Считается наиболее неблагоприятным диагнозом в практике профильных специалистов. Встречается по статистике у 2-8 случаях на каждую тысячу населения. Цифра в течение десятилетий остается примерно одинаковой. Заболевание характеризуется массой вариантов клинического течения, отсюда множественность прогнозов. Также называется параноидальной шизофренией, что считается неверным с точки зрения классификации. Просторечное название параноидной формы.

Манифестирует преимущественно в молодом возрасте: от 25 до 35 лет, развивается постепенно, в несколько этапов. Ранние стадии, наиболее благоприятные для терапии трудно различимы, особенно на фоне особенностей характера (например, шизоидного типа личности, общей чудаковатости и прочих чертах).

Лечение продолжается всю жизнь. В зависимости от типа течения, пациент может быть срочно или планово госпитализирован в психоневрологический стационар для прохождения интенсивного курса терапии. Затем воздействие продолжается уже амбулаторно.

Причины развития параноидальной шизофрении

Шизофрения параноидного типа представляет собой сложный этиологический процесс. Причины развития современными психиатрами не установлены до конца, выдвигаются различные теории:

  • Дофаминовая (основная теория)

Она относительно старая, возникла примерно в середине 20-го века. Суть ее заключается в выявлении связи между психотическим расстройством и концентрацией нейромедиатора, катехоламина дофамина. Согласно этому воззрению, нарушение продукции дофамина в долгосрочной перспективе приводит к увеличению чувствительности особых рецепторов к этому веществу. Нейроны посылают хаотичные импульсы, головной мозг перестает работать слаженно, начинаются нарушения всех высших нервных функций. Достоверность теории, по крайней мере частичная, подтверждается эффективностью нейролептических препаратов, который как раз и угнетают выработку дофамина и его влияние на мозговые структуры.

  • Серотониновая

Согласно этому воззрению, помимо избытка дофамина обнаруживается дефицит нейромедиатора-серотонина, уменьшение чувствительности рецепторов к нему. Этим обуславливается действенность комбинации нейролептик+антидепрессант.

  • Биохимическая

Существуют менее популярные биохимические теории относительно развития параноидальной шизофрении. Они связывают начало заболевания с адреналином, норадреналином, кортикостероидами и прочими нейромедиаторами. Установить истинность трудно ввиду малого количества проведенных исследований.

  • Органическая

Суть ее заключается в отведении роли органическому фактору. Согласно исследованиям, еще в преморбидный период (когда симптомов параноидальной шизофрении еще нет) уже наблюдаются дефекты мозговых тканей. Они обусловлены инфекционными заболеваниями, генетическими нарушениями и прочими моментами. Это фундамент будущей болезни.

  • Аутоиммунная

Связывает начало патологического процесса с деструкцией церебральных тканей продуктами распада белка и собственными иммунными клетками в комплексе. Теория получила широкое признание, но не дает точного ответа о путях лечения состояния.

  • Психоаналитическая

Основоположником выступил З. Фрейд. Согласно изысканиям ученого, носители параноидального расстройства в детстве имели проблемы с развитием собственной идентичности, встречались с патологическими поведенческими установками. Шизофреногенные установки становятся причиной разорванности мышления. Выглядят они таким образом: я хочу, чтобы ты сделал(а) что-либо, как бы ты это не сделал(а), ты все равно будешь наказан(а). Огромную роль в процессе играет мать. Позже теория была развита.

  • Генетическая теория

Передается ли по наследству параноидальная шизофрения? Нет, сама болезнь не передается. Предрасположенность — возможно. Наличие в роду по восходящей линии предка, имевшего психиатрический диагноз, повышает риск становления патологии в фенотипе будущих поколений почти на 20-30%. Ввиду малой изученности состояния, разработать программу профилактики почти невозможно.

  • Когнитивная

Согласно которой, развитие патологического процесса обусловлено нарушением мыслительной деятельности человека. Логика играет против пациента: убеждая других в реальности голосов и не встречая понимания, больной утверждается во мнении о их связи с ложными, но реальными для измененного сознания врагами.

По всей видимости, истина находится посредине. Большинство исследователей сходится во мнении о полиэтиологическом характере параноидальной шизофрении. Учитывается группа факторов. Помимо собственно патогенетических моментов, следует оценивать и триггерные причины. Они не создают фундаментальной возможности для начала изменений, а непосредственно запускают процесс. Среди таковых:

  1. Возраст от 20 до 35 лет. Период наивысшей гормональной активности. Параноидальная шизофрения выявляется в молодые годы и сопровождает пациента на протяжении всей дальнейшей жизни.
  2. Перенесенная психотравмирующая ситуация. Смерть родственника, болезненный разрыв отношений (развод), перенесенное онкологическое заболевание, боевые действия и прочие.
  3. Постоянная стрессовая обстановка. Трудности на работе, в семье, напряженная учеба, сессионный период.
  4. Отсутствие сна на протяжении длительного времени или постоянный недосып.
  5. Перенесенные вирусные, бактериальные, грибковые заболевания. Предполагается, что особую роль играет герпетический возбудитель.
  6. Социальная изоляция. Малообщительность, отшельнический образ жизни. Отсутствие социальных контактов, их ограниченность повышают риск отклонений психотического характера почти вдвое.
  7. Неправильное воспитание в детские годы. Если у пациента нет предрасположенности на генетическом или органическом уровнях, вероятность такого сценария минимальна. При постоянном подавлении эмоций ребенка возникает выраженная предрасположенность. Это бомба с часовым механизмом.
  8. Гипоксия во внутриутробном периоде. Приводит к органическим изменениям головного мозга на клеточном уровне. Человек рискует стать пациентом психиатра втрое больше, чем среднестатистический здоровый человек.
  9. Исходные психологические установки. Низкая самооценка в совокупности с шизоидными чертами личности повышают риски. Но у здоровых шизоидов, вероятность становления психотического расстройства не выше, чем у других.
  10. Наркомания, алкоголизм.

Устранив триггерные факторы, пациент снижает риски заболеть. Но гарантии не даст никто. Особенно рискуют мужчины. У мужчин шизофрения развивается в 3-4 раза чаще, чем у женщин. У подростков вероятность становления ранних форм относительно низка, но они всегда агрессивны, что делает лечение почти невозможным даже на ранних стадиях.

Стадии, фазы развития

В своем развитии параноидальная шизофрения проходит пять стадий: преморбидный период, манифестации, параноидальную фазу, параноидную и парафренную.

В преморбидный период симптоматика полностью отсутствует. Пациент может быть неотличим от других, возможна некоторая чудаковатость, стеснительность или, напротив, завышенная самооценка, нарциссизм.

Манифестация почти всегда совпадает с параноидальным периодом. Здесь возможны варианты. Если заболевание стартует резко, с выраженным галлюцинаторно-бредовым синдромом, помрачением сознания, прогноз благоприятен. Менее благоприятен исход при постепенном развитии, которое превалирует в клинической практике. На ранних стадиях больной высказывает отдельные бредовые идеи. Они не систематизированы, присутствует сомнения в их реальности. Фабула, то есть лейтмотив, основная тема бреда зависят от индивидуальных особенностей личности, ее установок, опыта. Так, религиозные пациенты высказывают соответствующие идеи, мистически и оккультно настроенные люди говорят о своем и т.д. Галлюцинаций как таковых еще нет. Изменения поведения минимальны. Аффект характеризуется повышением эмоционального фона. Возможно формирование сверхценных идей: изобретательства и т.д. с которыми человек активно и навязчиво делится.

Параноидный этап считается классической иллюстрацией параноидальной шизофрении. Сопровождается выраженным галлюцинаторно-бредовым синдромом, хорошо систематизированным бредом. Распространенный вариант — синдром Кандинского-Клерамбо. Сопровождается двумя составляющими: психический автоматизм, псевдогаллюцинации. Больной представляет существенную опасность для себя и окружающих, поскольку считает, что его мысли и действия управляются извне.

Парафренная стадия — конечная. Галлюцинации ослабевают, присутствует фантастический бред. Когнитивные, мнестические функции ослабевают, возможны варианты. Обычно на развитие третьей стадии уходит не один год и даже не один десяток лет. Известно много клинических ситуаций, когда параноидальная шизофрения начиналась сразу с парафренного этапа. Это крайне негативный прогностический признак.

Классификация

Типизация параноидальной шизофрении проводится по течению, остроте симптомов и частоте рецидивов. Типы течения представлены тремя вариантами.

Реккурентный

С клинической точки зрения наиболее благоприятен. Периоды обострения с выраженными симптомами, полной или преимущественной неадекватностью, сменяются длительными светлыми периодами. В отдельных случаях первый приступ может стать единственным за всю жизнь. Примерно с 3-4 рецидива нарастает дефект. Определяется как шизоаффективное расстройство. Типичная черта — полное отсутствие изменений личности после перенесенного приступа, независимо от тяжести.

Шубообразное течение

Распространено в большей мере. Считается основным, классическим типом. Как и в случае с реккурентным типом, периоды ремиссий сменяются выраженными рецидивами. Каждый такой эпизод отнимает часть личности больного. Дефект нарастает постепенно.

Непрерывный тип течения параноидальной шизофрении

Больной испытывает психотические симптомы постоянно, обычно такие формы плохо поддаются лечению, резистентны к применению психофармакологических средств.

Думать, будто бы непрерывное течение имеет худшие прогнозы, по сравнению с шубообрызным неправильно. Все зависит от скорости прогрессирования. Мягкие разновидности непрерывной параноидальной шизофрении имеют лучший исход, чем галопирующие волнообразные, которые стремительными темпами уничтожают личность человека. Оценка проводится на протяжении длительного периода времени, по меньшей мере полугода-год в спорных случаях уходит только на постановку диагноза. Затем еще на протяжении 1-3 лет диагноз уточняется.

Возможно деление на доброкачественную и злокачественную формы.

Первая соответствует указанным выше. Вторая развивается в детском и юношеском возрасте, стремительно непрерывно прогрессирует. Заканчивается полным разрушением личности за несколько лет.

Также проводится деление по стадиальности приступа:

  • преморбидный период;
  • продромальный период;
  • психотический приступ, ремиссия.

Симптоматика параноидальной шизофрении

Многообразна. Выделяют две группы признаков.

Позитивные или продуктивные симптомы

Суть их в возникновении моментов, которых быть не должно. Примерный перечень:

  1. Галлюцинации. Истинные, проецированные вовне образы возникают крайне редко. Чаще пациент испытывает псевдогаллюцинации, также названные психическими галлюцинациями. Он осознает, что другие эти образы не воспринимают, но считает их реальными. Они существуют как бы во внутреннем мире. Наиболее распространены вербальные псевдогаллюцинации или голоса в голове. Чаще они комментирующие. Говорят о текущих мыслях и действиях. Быстро трансформируются в императивные, приказывающие. Дружелюбные голоса встречаются крайне редко. В психическом поле может присутствовать группа голосов.
  2. Бред. Отличительная черта бреда от заблуждения — в его иррациональности. С одной стороны, больного невозможно переубедить логическими доводами. С другой – бредовые идеи охватывают все существо носителя, обуславливают его поведение, образ мышления. При сильном влиянии возможно развитие индуцированного бреда у окружения. С течением времени идеи деактуализируются, обычно к старческому возрасту.
  3. Моторное возбуждение. Стереотипные повторяющиеся движения.
  4. Шизофазия. Разорванность речи. Пациент может придумывать новые слова. На ранних этапах отклонения исчезает логика высказываний, самого предмета. Шизофазия развивается относительно поздно при становлении параноидальной шизофрении.
  5. Возможно становление сенестопатий (болезненных ложных ощущений в теле или отдельных его частях, сердечная боль, лицам кажется, что разлагаются органы, извлекается головной мозг, желудок).

Негативная симптоматика

При параноидной шизофрении характеризуется группой проявлений:

  1. Эмоциональное обеднение. Аффект преимущественно негативный. Пациент становится злым, раздражительным, напряженным, подозрительным. Затем все сводится к стереотипным реакциям на стандартные раздражители. Кардинальное изменение эмоциональной сферы должно насторожить окружение.
  2. Апатия. Больной перестает выполнять профессиональные обязанности, следить за своим внешним видом. Не занимается повседневными делами, забрасывает увлечения.
  3. Социальная изоляция. Снижение, а затем полное отсутствие контактов с окружающими.
  4. Когнитивные, мнестические нарушения. Снижается продуктивность мышления, при сохранном интеллекте пациент не может им пользоваться. Обнаруживается классическая разорванность высшей нервной деятельности.

Обнаружить симптомы может только врач после тщательного психатрического обследования. Родственникам рекомендуется обращать внимания на все изменения в поведении и отношениях с окружающими. Кардинальные перемены говорят о возможной манифестации параноидальной шизофрении.

Представляет значительные трудности. Объективными методами, вроде МРТ можно обнаружить параноидальную шизофрению на поздних стадиях, когда мозг разрушается. Опять же не понятно до конца, это результат болезни или приема нейролептиков. Признаки неспецифичны. Клиническая картина нарастает по мере прогрессирования болезни. Оценке подлежит анамнез, жалобы и объективные симптомы, также данные психологических тестов.

В анамнезе присутствуют психотравмирующие ситуации, алкоголизм, наркомания, перенесенные инфекционные заболевания с вовлечением в процесс головного мозга. Также возможна неблагоприятная семейная история. Особенности личности также учитываются.

Симптоматика определяется наблюдением, потому лучше поместить пациента в стационар. Человек, который не в первый раз контактирует с психиатрами, диссимулирует симптомы. Говорит, что все в порядке. За таким больным нужно наблюдать. Он постоянно с кем-то беседует, затыкает уши, может быть агрессивным, плаксивым. Полностью скрыть изменения не получится, тем более в остром периоде.

Психологические тесты выявляют разорванность мышления, ослабление волевых качеств личности. Уже начальный этап характеризуется изменениями со стороны когнитивных и эмоционально-волевых компонентов.

Симптомы параноидальной шизофрении используются для диагностики по МКБ-10. Присутствует набор из больших признаков (голоса, бред, эхо мыслей) и малых (наплывы мыслей, прекращение мыслей, кататония, апатия, абулия, неправильная речь, эмоциональная бедность, неадекватные реакции).

Длительность диагностики неопределенная. Сама болезнь выставляется в течение полгода-года, затем диагноз может быть уточнен или пересмотрен. Необходим регулярный контроль над состоянием со стороны психиатра. Любые органические дефекты головного мозга требуют дополнительного обследования: эпилепсия, опухоли, гормональный дисбаланс, сосудистые проблемы. В такой ситуации диагностика усложняется и требует привлечения невролога, нейрохирурга, сосудистого хирурга, кардиолога, эндокринолога.

Как действовать, если в окружении есть кто-то в остром психотическом состоянии?

  1. Успокоиться.
  2. Не пытаться разубедить человека в остром состоянии. Это невозможно, зато носитель быстро запишет навязчивого родственника во враги.
  3. Вызвать скорую медицинскую помощь, психиатрическую бригаду. При агрессивном неконтролируемом поведении — полицию.
  4. Сопроводить в приемное отделение стационара и сориентировать врача в симптомах.

Проводится на раннем этапе в стационаре. Бывают исключения. Как лечить нарушение психики? Показано применение психотропных препаратов: нейролептиков, транквилизаторов, антидепрессантов. Конкретные наименования зависят от тяжести патологического процесса. Для купирования острого состояния используется Галоперидол и Рисперидон.

В тяжелых случаях возможно назначение инсулиновой комы. Электросудорожная терапия обладает спорной эффективностью и показана в основном для купирования длительных эпизодов депрессии.

Сколько времени лечится параноидальная шизофрения?

Острые приступы снимаются за 2-6 недель. Поддерживающая терапия проводится на протяжении всей жизни. Результатом выступает ремиссия. Качественной ремиссией считается результат, при котором наблюдается полная или частичная редукция симптоматики, компенсация негативных проявлений. При этом больной может и дальше слышать голоса, присутствует бред, но они инкапсулированы. То есть не играют роли в жизни.

Лечение параноидной шизофрении предполагает социальную и трудовую реабилитацию.

Прогноз при параноидальной шизофрении зависит от формы и течения патологического процесса. Реккурентные формы наиболее мягкие. Далее нужно наблюдать за больным. По общим наблюдениям, у женщин прогнозы лучше, чем у мужчин. Стремительное развитие клинической картины ассоциировано с лучшим исходом. Присутствие хронического синдрома Кандинского-Клерамбо говорит о плохом течении болезни. Дефект наступит рано.

Негативно сказывается анамнез с алкоголизмом, наркоманией, отсутствием социальных контактов.

Возможен ли переход параноидной шизофрении в другую форму?

Да, шубообразные, реккурентные формы часто трансформируются в непрерывно текущие разновидности.

Больные в остром состоянии могут представлять угрозу для окружающих и самих себя. Показана срочная госпитализация. Инвалидность при параноидной шизофрении устанавливается при обнаружении нескольких эпизодов болезни.

Профилактика

Как таковой ее не существует. Рекомендуется избегать стрессов, полноценно отдыхать, отказаться от алкоголя, сигарет, наркотиков. Больше общаться (но не в ущерб собственному эмоциональному состоянию, особенно при интроверсии).

Читайте также: Гебефренная шизофрения